31 марта в Арт-галерее КЦ «Лига» подмосковного города Коломна открылась выставка работ московского художника Сергея Кузнецова из цикла «Небесная Россия».

 «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить», – цитата из знаменитого тютчевского стихотворения произносится так часто, что уже никто – или почти никто – не вдумывается в ее колоссальный смысл, заключенный всего в четырех строках. Да, умом – не понять, потому как разуму человеческому не дано объять замысла Божия о будущей судьбе нашей Отчизны и предыдущей ее истории, где представления о причинах и следствиях событий настолько сближены, и понятия «вопреки» и «благодаря» так тесно сосуществуют рядом друг с другом, что грань между ними становится трудноопределима. Когда же исследовательские усилия историков все-таки их разграничить увенчиваются успехом, то становится ясно: Россия всегда существовала вопреки земным коллизиям. Ее победы не раз были одержаны там и при таких условиях, где прямая логика происходящего сулила поражение, и были подобны знамениям. Господь всегда являл особую Его к России милость, благодаря чему у ее народа в трудные времена находились и новые силы, которые, казалось бы, были на исходе, и самые важные судьбоносные решения приходили не как умственный расчет, а как озарение свыше.

Аршин же общий – тоже ей не впору: велики земные просторы России, а Небеса, раскрытые над нею, откуда отворяется вид из мира Горнего на мир дольний, так необъятны, что вся земля российская, объединенная под их куполом, недаром называется Святою Русью. Тогда становятся понятны слова поэта, о том, что «в Россию можно только верить», ведь там, где действует вера в Него, живущая в сердце, вряд ли стоит вмешиваться уму с его доводами и всё исчисляющими выкладками.

Все сказанное выше – некоторая попытка словесно приблизиться к творческому кредо художника Сергея Кузнецова, для которого тема Божественного Света Преображения, извечно сияющего над всем сущим, является основополагающей в каждом его полотне, и цикл «Небесная Россия» в целом составляет одну большую, всеобъемлющую иллюстрацию к этому кредо. Каждая работа – откровение о том, что мир дольний – это физически воплощенная в земных пределах проекция Высшего мира, который верующая душа именует Царствием Небесным. Надо всем сущим попечительствует сонм святых Господних и его охраняет войско ангельское. При таком взгляде художника на мироустройство, безусловном признании им приоритета духовной жизни над ее осязаемой составляющей, он зримо приводит в естественное положение все, когда-то перевернутое в нашем сознании определениями взаимоположения базиса и надстройки. Нам долго внушали: основа всему – базис, материально измеримый общим аршином, а надстройка – мир веры, чувства, интуиции – это нечто не самостоятельное, во всем зависимое от базиса, и потому вторичное. Но нет, утверждает мастер своим творчеством, начало начал лежит не тут, а ТАМ – в Мире Горнем, где Божественные усилия Творца создают то, что вдохновляет художника и становится движущей силой его таланта.

На полотнах Сергея Кузнецова эфирная архитектура Царствия Небесного, тех его пределов, что немерцающим Светом Преображения озаряют родные нам ландшафты, превращается в реальность, прекрасную в своей тончайшей, возвышенной эстетике. Она существует в тонах, которые можно ненадолго уловить, но либо в самый ранний час рассвета, либо в золотые предзакатные часы. Только за пределами Земли, на орбите, такие чистые краски голубого, розового с золотом и серебром сосуществуют непрестанно в постоянно сдвигающейся линии между днем и ночью. Эта линия по имени бога границ Термина называется терминатор – от латинского termino: разделяю, разграничиваю. Но там, где что-то разделено, проходит и грань соединения, и создание облика Небесной России совершается в этой цветовой гамме света нетварного, в этой колористике, выбранной художником для воплощения его творческой идеи о единстве духа и материи с первенством первого над второй.

 В прошлом художник-монументалист, он и в станковой живописи мыслит категориями крупных обобщений – и духовно-философских, и исторических. Берег древнего Херсонеса, его знаменитые руины и колонны для автора не только античные развалины. Славянское имя Херсонеса – Корсунь, где князь Владимир Святославич со всей его дружиной первым принял христианство, и началось Крещение Руси. 

От создания полотна «Озарение. Херсонес» в 2007 году до картины «Владимирский собор» в 2015 прошло восемь лет. Тогдашнее духовное озарение, снизошедшее на художника в золотое время морского заката, непреходящее ощущение присутствия над Корсунью ангелов, оберегающих здесь священство памяти о том времени и часе, трансформировалось годы спустя в союз трех символов зодчества, прямо связанных с именем и исторической духовной миссией Владимира Красное Солнышко. Все три – Успенский собор во Владимире – колонны Корсуни – церковь Покрова-на-Нерли изображены с архитектурной точностью, но именно особая, небесная палитра претворяет образы земного зодчества в их небесные первообразы, парящие в спиральном потоке облачного пространства.

И здесь пора вспомнить о еще очень важном обстоятельстве, о неиссякаемом источнике вдохновения, из которого художник Сергей Кузнецов полной мерой черпает и образы, и композиции, которые видит, и творческие силы для их воплощения. Его жена, друг, соратник Надежда Кузнецова – поэт и художник, всегда присутствует при его замыслах. Сергей и Надежда так и живут – в сотворчестве, и потому все картины Сергея Кузнецова подписаны «СКузнецов – Н», как свидетельство художника о том, что здесь творил не один – двое, и не пара они, где оба вместе, но каждый сам по себе, а двоица нераздельная. Так мы и будем говорить далее о творчестве Сергея Кузнецова, непременно предполагая незримое, но действительное содействие во всем, что он написал и еще напишет, Н – Надежды.

Большинство работ Сергея созданы им именно по поэтическим образам в стихах Надежды, которые в большинстве своем обращены к Родине, к ее уникальному духовному облику:

 У России – особая жизнь,
Нам Отчизна дана – как награда.
И она – и полет, и высь,
Горний мир Восходящего ряда.

 Вот он, восходящий поток, в котором летит, кружится небосвод Восходящего ряда, освещенный Фаворским Светом.  Эфирная облачность – не той же ли она природы, что облачный столп, в котором являлся Господь и ангелы его ветхозаветным пророкам? Так и здесь – наши земные очи ограждены Божественной облачностью от полноты блистания Света Преображения, чтобы мы, не готовые, не были ослеплены его непостижимыми совершенствами, превосходящими всякое земное представление о Гармонии и Красоте. 

«Преображенный Мир», «Ликование эфирных соборов. Дивеево», «Мир миров» – эти образы снова и снова говорят нам: хотите увидеть знаки и символы Небесной России, штрихи и облики ее на лике России здешней, чаще не под ноги смотрите – в небеса. Хотите слово Истины услышать – идите в храмы: их строят по небесным прообразам, и главный заказчик не земные правители, не воля людская, а Господь Бог со святыми его, и прекрасное подтверждение тому – эти работы. «Дивен Бог во святых своих» – изображения сонмов святых угодников и праведников Земли Русской напоминают нам об одной из важнейших парадигм Православия – о соборности нашей веры, и необходимости следования ей всем, кто уверовал, «ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18;20). Художник сознательно избегает точности черт в их ликах – они едва различимы в золотистом тумане нимбов, сотканном из порхающих вокруг чела блесток золотой пыли и так же – трепетным намеком – прописаны их светящиеся фигуры. Удлиненные, стройные, сияющие очертания святых душ со свечами и лампадами в дланях видятся олицетворениями непрестанной молитвы, и сами они подобны негасимым свечам, возожженным к Богу. Ангелы и серафимы – посланники Божии, и каждому они являются так, как им назначает Господь, согласно многим упоминаниям об их явлениях в Новом Завете. Часто они принимают облик светлого юноши, такими их изображает Сергей Кузнецов – «Хранители», «Серафим», и здесь так же присутствует элемент общего сотворчества. У Надежды Кузнецовой, как мы помним, так же художника, есть графическая серия «Ангелы». Очи, черты на их тонких иконописно удлиненных ликах повторены в живописи Сергея, который подтверждает, что этот образ, как и другие ангельские образы – результат сотворчества, постоянной духовно-эмоциональной переклички. И вот – как прекрасен лик Серафима, шестикрылого вестника Божия, немного скорбный от сознания людских несовершенств, и потому несет он в длани свечу Господу за всех, в чьих душах она еще не возгорелась.

Небесная Россия и Россия поднебесная на картинах Сергея Кузнецова всегда сосуществуют в единении, даже когда он пишет пейзажи природы с натуры – леса, реки, озера, деревеньки. Но над ними все равно живут иной, вселенской жизнью заатмосферные Небеса, где те же странно неземные облака, пронизанные перламутровым сиянием, закручиваются в удивительный, трепетный круговорот, увлекая за собой природные ландшафты, и все в них подчиняется этой невыразимой словами, животворящей динамике, как, к примеру, на полотне 2014 года «Шамордино».

Работы из числа совершенно новых, написанных в 2017-ом – «Новый Иерусалим», «Коломенское, ц. Вознесения» могут показаться более реалистичными, несколько меняется и техника письма – строже рисунок, реалистичней натура, если бы не Небеса, которые по-прежнему кружатся вокруг дивно светящегося золотого креста на церковном шатре. Тут, внизу все дольнее, здешнее, если бы не это небо, белые сферы в хороводе облачной галактики, как души святых, собирающиеся к золоченому кресту – к соборной молитве вместе с людом, следующим в храм к богослужению. Кажется, слышна тихая беседа священников, приостановившихся ненадолго, и все, что увидел тогда художник и передал нам, полно такого благочестивого покоя, что очень трудно отойти от нее, ибо этот же покой изливается к нам, за обрез холста, чтобы утешить душу зрителя…

Невозможно обойти вниманием портретное творчество художника, представленное на выставке – портрет художника с женой Надеждой, ее портрет, внука Арсения, друзей, некоторые он пишет и по заказу. Однако и в портретной живописи им сохраняется кредо – видеть в каждом, кто становится его моделью, светлое, духовное начало, обновленное после Боговоплощения.  Он убирает с человеческих лиц издержки тени, которые мир сей с его суетой и тщетностью неизбежно накладывает на них, и оставляет в кадре своего внимания главное: человек по своей природе добр и хорош по призванию. Все, что не так – искажение его истинной природы, противоречащее изначальному замыслу Творца о человеке, и что или кого не писал бы Сергей Кузнецов, служит этой идее, которая, с другой стороны, озвучена в стихах Надежды. Даже сложный фон на портретах, которые он пишет, не просто декоративный прием: это второй план картины, и художник так же расшифровывает для нас некую толику внутреннего мира человеческой натуры, непременно романтичной и созидательной.

О Прекрасном, о Гармонии, о Творчестве, которое сосредоточено и направлено ввысь, в мир Восходящего Ряда, можно говорить неустанно, как обо всем, что имеет в себе душесозидательную основу, какой исполнено искусство союза «СКузнецов – Н», но, наверное, лучшим заключением, итогом краткому рассказу о выставке, которая проходит ныне в Коломне, станут строки из стихотворения Надежды Кузнецовой:

 … Тайный знак нам укажет дорогу,
И мы снова отправимся в Путь.
Та, купаясь в Небесных Чертогах,
Мы познаем Сотворчества Суть.

                                       Ноябрь, 2017

Елена ПРОКОПЕНКО, 3 апреля, 2018

© 2014 Культурно - исторический комплекс «Коломенский кремль»